Sumqayıt hadisələri haqqında həqiqətlər ...
Сумгаит Начало распада СССР
Скачать (pdf)
Сумгаит О Сумгаитских событиях из первых УСТ
Скачать (pdf)
"Sovet İmperiyasının gizlinləri – Qriqoryanın işi"

История «Крунка» и других армянских националистических организаций

Осуществление армянской агрессии против азербайджанской земли и народа, насильственная депортация азербайджанского населения Армении, а также Нагорного Карабаха и других районов Азербайджана, было осуществлено с помощью сети глубоко структурированных армянских организаций. Именно с помощью этих организаций, появившихся в Армении и НКАО в середине 1980-ых гг., как грибы после дождя, удалось осуществить сотни терактов против мирного азербайджанского населения.

Даже при беглом анализе становится ясно, что эти, по сути, террористические организации создавались и спонсировались армянской зарубежной диаспорой, далеко не без ведома руководства СССР.

Представители армянской интеллигенции и политики приводят много примеров того, что именно глава СССР Михаил Горбачев и его окружение инициировали начало сепаратизма. По их словам сепаратизм всегда тлел среди армян, но под угрозой государственных репрессий никто  не осмеливался бросить вызов всему советскому строю, однако с приходом к власти команды, возглавляемой Михаилом Горбачевым, многое изменилось. В правящей команде появилось много армянских советников. Разного рода националистически настроенные армянские деятели были обласканы со стороны высшего партийного руководства Союза. Это развязало руки партийным лидерам в Армении и НКАО Азербайджанской ССР.

При содействии партийного руководства Армении и НКАО Азербайджанской ССР в 1987 году в Степанакерте (Ханкенди) была создана тайная армянская организация -  Комитет революционного управления Нагорного Карабаха (КРУНК), некоторые армянские источники называют: «Крунк» - «журавль» по-армянски. Пока советский режим был сильным, ни о каком «Крунке» и речи быть не могло. Есть немало фактов, доказывающих, что армянское партийное руководство инициировало создание целого ряда подобных террористических организаций.  Как вспоминает Захид Аббасов – в то время сотрудник Облисполкома НКАО: «До 1987-го года мы жили как добрые соседи. Я с Робертом Кочаряном (ныне экс-президент Армении) и Аркадием Гукасяном (ныне уже бывший лидер карабахских армян) близкими приятелями были, вместе ели, пили, в гости ходили. Но в 1987-ом году была создана тайная неформальная организация «Крунк», который союзной общественности представили как «журавль»: по-армянски, символ печали и разлуки. Но была и другая, не менее правдоподобная версия названия – Комитет Революционного Управления Нагорным Карабахом (КРУНК)».

Еще одно свидетельство сохранилось от бывшего директора республиканского объединения книготорговли «Азеркитаб» Тамерлана Нагиева: «У объединения («Азерикитаб») в Степанакерте были два книжных магазина, директоры –  женщины. Одна относилась к азербайджанцам враждебно, другая – дружелюбно. Приезжали они в Баку раз в квартал для отчета. Так вот, в конце 1987-го года второй директор попросила меня принять ее. Посидели, поговорили. Рассказала она, что появились мужчины из Армении, агитируют, записывают в «Крунк», собирают деньги. Кто не согласен, - объявляют предателем, преследуют, оскорбляют. Помощи от официальных властей нет, партийные органы области (НКАО) с ними заодно, люди все запуганы. Будет нехорошо, чувствуем беду». Разговор с этой женщиной Тамерлан Нагиев написал в виде докладной в ЦК КП Азербайджана, однако никакой реакции не последовало.

И еще одно свидетельство. Бывший народный депутат ВС Азербайджана от Сальянского района, подполковник КГБ Айдын Абдуллаев: «В течение всего 1987 года Степанакертское отделение КГБ информировало Баку о деятельности эмиссаров из Еревана и активность «Крунка», в том числе партийного руководства армянских районов НКАО. Республиканский КГБ докладывал в союзный КГБ, и, конечно, руководству Азербайджана. Союзное КГБ, как это принято, докладывало в ЦК КПСС. Оттуда в Баку в КГБ не было никаких распоряжений, кроме одного: «Не вмешиваться». На запросы ЦК КПА из ЦК КПСС так же поступало: «Не предпринимать никаких мер!».

Фактически руководство СССР, КГБ и других ответственных союзных организаций прекрасно знало о формировании армянских террористических организаций вроде КРУНК и умышленно ничего не предпринимало для того, чтобы пресечь на корню сепаратистские тенденции в НКАО.

Октябрь 1987 года. Ереван. Армения. Этим временем датируется создание международной армянской террористической организацией АРФ «Дашнакцутюн» так называемого комитета «Карабах», которому было предписано проведение масштабных вооруженных операций в Нагорной части Карабаха Азербайджана по насильственному изгнанию с этой территории азербайджанцев, используя методы и способы массового террора. Комитет «Карабах» с момента создания стал взаимодействовать с ближневосточными радикальными организациями, чтобы привлечь в свои ряды этнических армян, обладающих опытом проведения террористических операций.

1988 год. Москва. СССР. Этим временем датируется создание армянской террористической организации «Союз армян» (СА), имеющей тесные связи с военизированными подразделениями «Дашнакцутюн». Цель - обеспечение членов международной армянской террористической организации ASALA фальшивыми документами и деньгами для беспрепятственного передвижения по территории СССР. СА активно участвовала в вопросах обеспечения поставок оружия и наемников для осуществления терактов в Нагорной части Карабаха Азербайджанской Республики.

20 февраля 1988 года в Ереване  в Доме писателей была публично обнародована программа действий армянской террористической организации «Карабах», представленная прессой в соответствии с конъюнктурой времени едва ли не как образец борьбы за «демократию и права человека». Тем временем члены организации КРУНК приступили к совершению преступлений и терактов в Нагорном Карабахе с целью добиться выхода из состава Азербайджанской ССР. Деятельность этих бандитов негативно воспринималась местным армянским населением, которое даже пыталось изгнать отсюда непрошенных гостей. Но среди бандитов было немало иностранных наемников с Ближнего Востока, которые методом запугивания, убийства и террора смогли вынудить местное армянское население принимать участие в их кровавых деяниях.

Как отмечает российский публицист Юрий Помпеев в книге «Кровавый омут Карабаха», в самом Степанакерте (Ханкенди) активисты «Карабаха» создали свой филиал под названием «Крунк». «Там подполковники в отставке и доценты пединститута предопределяли следующий план своих действий: сначала мы положим партбилеты, а затем начнем партизанскую войну. Против кого?», - задается вопросом Ю.Помпеев. «Мы - смертники. Если не отделят нас, мы пойдем на все», - кричали бородачи из «Крунка» в лицо корреспонденту газеты «Известия» А. Казиханову».

Через некоторое время именно активистами армянской террористической организации «Крунк» будут спровоцированы армянские погромы в городе Сумгаит. В течение недели перед погромами крунковцы собирали деньги с армянского населения Сумгаита, советовали этим жителям снять свои вклады в сберкассах, а богатым цеховикам порекомендовали вообще покинуть город. Как выяснилось позже, в основном убитыми во время сумагитских событий армянами оказались те, кто отказался платить «дань» эмиссарам их «Крунка». Также следует отметить, что возглавил беспорядки в Сумгаите житель города рецидивист-уголовник Эдуард Григорян, самолично убивший и изнасиловавший несколько армян.

В своей книге «Кровавый омут Карабаха» российский писатель Юрий Помпеев приводит весьма примечательное высказывание Федора Шелова-Коведяева, бывшего когда-то доверенным лицом на выборах у Галины Старовойтовой, политика, которую в Армении и сейчас считают «национальной героиней». Уже в должности первого заместителя министра иностранных дел России на борту самолета ИЛ-68, выполнявшего рейс Брюссель-Москва, Ф.Коведяев признал: «Конфликт в Нагорном Карабахе - это хорошо спланированная, заранее подготовленная акция, провести которую выпало коммунистическому руководству Армении». По его же словам, «лидеры карабахского движения гипертрофировали принцип самоопределения нации, доведя его до той крайности, за которой начинается сепаратизм».

Первым лидером сепаратистов НКАО был директор электротехнического завода Сейранян Альберт, он еще в конце 1970-ых поднимал вопрос «миацума» (объединение Армении и НКАО). «После его смерти в 1987 году лидером «Крунка» стал директор мраморного карьера Манучаров Аркадий. В «Крунке» собирались большие деньги», - рассказывает насильственно изгнанный в 1988 году из Степанакерта Алямшах Рагимов.

А Рагимов вспоминает: «Азербайджанцы в Степанакерте жили компактно, на улицах Параллельная, Лесная и Мелик-Пашаева. Уже в 1987 году наши армянские соседи начали открыто говорить нам, что скоро они выйдут из состава Азербайджана и присоединятся к Армении, вот тогда они заживут свободно, богато и счастливо. В 1988 году 12-го февраля состоялся первый митинг, не слишком людный. 13-го февраля митинг получился огромный. Я тоже начал ходить на эти митинги, из любопытства. Иногда виделся со своими товарищами по заводу, стоял с ними, беседовал. Отношение было не совсем доброжелательное, но терпимое, сказывались добрые отношения на работе. Я проанализировал ситуацию и понял, что весь процесс хорошо управляется из единого центра. Каждый район и каждое большое село НКАО, каждое предприятие и учреждение Степанакерта имели (на митинге) свое определенное место на площади…Я сам видел, что тех армян, которые отказывались выходить на митинг, били, обзывали «турецким шпионом».

1 марта 1988 года в Степанакерте глава «Крунка» -  директор Степанакертского комбината стройматериалов Аркадий Манучаров, организовал «дружины», которые якобы  патрулировали улицы города. Главой этих «добровольческих отрядов» был Размик Петросян (впоследствии первый начальник штаба добровольческих отрядов самообороны карабахских сепаратистов) - директор Степанакертского стадиона имени Шаумяна. Отметим, что «Идеологической секцией» комитета «Крунк» руководил Роберт Кочарян, секретарь парткома Степанакертской шелкопрядильной фабрики (ныне экс-президент Армении).

Официально заявленными целями комитета «Крунк» являлись изучение истории региона, его связей с Арменией, восстановление памятников старины. На деле комитет взял на себя функции организатора массовых протестов. Как отмечает в своей книге «Черный Сад» Том де Ваал: «Крунк» стал первой организацией в Советском Союзе эпохи Горбачева, которая начала использовать стачки в качестве политического оружия». Началась череда затяжных многомесячных забастовок в НКАО, которые постепенно превратились в мероприятия по изгнанию азербайджанского населения региона.

21 марта 1988 года в Москве состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС, на котором, в частности, обсуждался вопрос о мерах противодействия нарастающему национально-демократическому движению в Армении - в первую очередь, деятельности комитета «Карабах» и «Крунк». В центральной газете «Правда» была опубликована обширная статья под заглавием «Эмоции и разум», в которой события, происходящие в Армении и Азербайджане, были представлены как «результат происков безответственных экстремистов, разжигающих страсти и толкающих людей на нарушения общественного порядка».

Однако как показали дальнейшие события, союзное руководство говорило одно относительно поднимавших голову националистических и террористических армянских организаций, а делало совершенно другое. В сентябре 1988 года в статье «Арцах: раны и надежды» Зорий Балаян вспоминал о первой встрече с М.С.Горбачевым:

«Уже в 1988 году сразу же после начала Карабахского движения Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев спросил Сильву Капутикян и меня: «А вы подумали о судьбе двухсот семи тысяч бакинских армян?» Я ответил вопросом на вопрос: «А почему, собственно, возникает необходимость думать о судьбе двухсот семи тысяч армян в Баку, мы же государство...».

Из этого интересного диалога М.Горбачева с идейными вдохновителями армянского национализма видно, что обе стороны прекрасно осознавали какие ужасные последствия разжигание межнационального конфликта, будет иметь для народов региона. Прежде всего, поразительно спокойствие армянских ходоков, готовившихся к «запланированной крови» своего народа. В тот же период об этом широко оповестил один из лидеров «Крунка» А.Манучаров: «Мы заставим в нас стрелять!». Обо всех этих настроениях прекрасно знал М.Горбачев, Политбюро ЦК КПСС и спецслужбы СССР. Как показали будущие события, наигранная обеспокоенность Горбачева на встрече с армянскими националистами, явилась ни чем иным, как прощупыванием позиции идеологов национализма, поведут ли эти капутикяны и балаяны «цивилизованных и богоизбранных» армян в кровавый омут конфликта с «варварами турками и татарами буферной республики, искусственно созданной Сталиным». Выяснилось: поведут, не остановятся ни перед чем, потому что только кровь возбуждает массовую злобу и месть, а виноватым при любом варианте, останется Азербайджан, с которого можно будет потребовать и наказать за то, что не обеспечил безопасность своих граждан, независимо от их национальной принадлежности.

«Я встречался с Зорием Балаяном», - рассказывает бывший комендант НКАО, заместитель командующего дислоцированными в НКАО внутренними войсками МВД СССР, генерал-майор в отставке Генрих Малюшкин. «Ему (З.Балаяну) принадлежит огромная заслуга в разжигании межнациональной розни в Нагорном Карабахе. В своих произведениях Балаян писал об этнической исключительности армян. Его переполняла ненависть к азербайджанцам. Однако тут весьма неприглядная роль принадлежит генсеку КПСС Михаилу Горбачеву. Ему следовало немедленно приехать в Нагорный Карабах и предотвратить братоубийственную войну между армянами и азербайджанцами. Но он не сделал этого. Горбачев всячески уходил от выполнения своих обязанностей главы государства», - констатирует Г.Малюшкин.

Ложью являлись высказывания советника М.Горбачева, академика Абела Аганбегяна и других подобных армянских деятелей о том, что одной из причин нарастающего конфликта является то, что карабахские армяне живут в худших условиях, чем остальные граждане Азербайджана. Уже в начале 1988 года у некоторых партийных и государственных деятелей союзного уровня были все основания для сомнений в том, на самом ли деле лидеров «карабахского движения» волнует судьба армян Нагорного Карабаха.

В частности 25 марта 1988 года, то есть уже после событий в Сумгаите, первый заместитель Председателя Бюро Совета Министров СССР по социальному развитию Владимир Лахтин заявил в советской газете «Известия», что «по обеспеченности, скажем, жильем НКАО в 1,4 раза опережает средние показатели в остальном Азербайджане», и что «есть и другие показатели, по которым в области положение лучше, чем в обеих союзных республиках (то есть в Армении и Азербайджане)». По мнению В.Лахтина, никаких социально-экономических предпосылок для перекройки границ не было.

На фоне бездействия союзных властей, руководство Азербайджанской ССР решило своим силами бороться с лидерами армянских националистов из НКАО. Было собрано немало фактов доказывавших, что эти люди, опираясь на поддержку местных властей, используя административные методы и угрозы, вынуждают местное армянское население выступать против своих азербайджанских соседей и руководства Азербайджанской ССР.

23 марта 1988 года в Степанакерте начались многодневные забастовки, который парализовали жизнь в НКАО, где армянские националисты стали призывать к открытому мятежу против республиканских властей. На следующий день 24 марта 1988 года Президиум Верховного Совета Азербайджанской ССР принял постановление, согласно которому в частности распускалось общество «Крунк» и его руководящие органы, запрещалось проведение несанкционированных собраний и т. д.

«Крунк» был распущен, но однако фактически продолжил далее функционировать, поскольку без поддержки союзного руководства азербайджанские правоохранительные органы не могли пресечь жесткими мерами ее деятельность. 8 мая в связи с запретом на деятельность комитета «Крунк» было решено воссоздать Совет директоров, который руководил национальным движением карабахских армян вплоть до конца 1991 года, когда были проведены выборы в Верховный Совет НКР. Весной 1988 года руководство АзССР объявило «Крунк» «верхушкой коррумпированных кланов», а глава организации Аркадий Манучаров был арестован Прокуратурой СССР по обвинению в хищениях в особо крупных размерах.

Как вспоминает бывший в те годы генпрокурором Азербайджанской ССР Ильяс Исмайлов, в 1988 году республиканская прокуратура возбудила уголовное дело в отношении Манучарова. «Уголовное дело вел следователь прокуратуры Богомолов, очень грамотный и порядочный  человек. Он полностью доказал причастность Манучарова к ряду преступлений. По этому делу были арестованы еще 14 человек и все они, включая Манучарова, сидели в шушинской тюрьме (город Шуша в НКАО).  В Ханкенди даже попытались выкрасть уголовное дело, но Богомолов смог сохранить документы. В связи с жалобами армян дело Манучарова  было передано от республиканской прокуратуры в прокуратуру СССР. Там тоже велось объективное следствие», - рассказывает И.Исмайлов.

Как вспоминает ведший «дело Манучарова» следователь Владимир Богомолов: «В связи с расследованием хищений в отношении следователей, в том числе и меня, предпринимались различные провокации. Против нас организовывались массовые акции протеста, в том числе, нападения на здание прокуратуры Азербайджанской ССР по НКАО».

«Нам удалось полностью доказать причастность Манучарова к ряду преступлений. По этому делу были арестованы еще 14 человек и все они, включая Манучарова, сидели в шушинской тюрьме», - рассказывает Богомолов, отмечая, что затем: «союзные партийные органы настойчиво порекомендовали мне не появляться на территории области. «Рекомендации» шли от тех членов ЦК КПСС, которые были не заинтересованы в продолжении расследования. Спустя некоторое время, при попустительстве функционеров ЦК КПСС, с целью учинить личную расправу надо мной и ликвидировать материалы следствия, было совершено нападение многотысячной толпы на здание областной прокуратуры. И вдруг с Политбюро ЦК КПСС поступила команда: отдать толпе собранные нами материалы уголовного дела».

По мнению Богомолова арестованные лидеры «Крунка» присваивали огромные суммы:  «Это сотни тысяч советских рублей, когда один американский доллар стоил всего 60 копеек. Это была астрономическая по тем временам сумма. Эти деньги использовались для подпитки сепаратизма в области».

Как вспоминает бывший генпрокурор Азербайджанской ССР И.Исмайлов, в один из дней генпрокурор СССР Александр Сухарев сообщил, что намерен прибыть в Баку, где  уже находился его заместитель Александр Катусев. Он остановился в гостинице «Советская». На встрече, где присутствовал следователь генпрокуратуры СССР Константин Майданюк, которому было передано дело А.Манучарова, Сухарев поинтересовался, можно ли изменить меру пресечения и освободить Манучарова. Но от следователя последовало возражение, что все обвинения в присвоении государственного имущества и других преступлениях доказаны. Тогда Сухарев предложил этапировать в Россию всех 14 арестованных по этому делу лиц. Но вновь последовал отрицательный ответ следователя, который заявил, что в этом случае невозможно будет завершить расследование.

В этот момент Сухареву позвонили по правительственной телефонной связи. Как выяснилось, звонил член Политбюро ЦК КПСС Александр Яковлев, который настойчиво интересовался, почему до сих пор не освободили арестованных. Интересно, что Сухарев ответил, что невозможно прекратить следствие, так как преступление Манучарова и других лиц в коррупции и присвоении государственных средств полностью доказано. Яковлев долго кричал что-то по телефону.

На утро случился беспрецедентный в советской правовой системе случай. Военный вертолет приземлился во дворе шушинской тюрьмы, без санкции прокурора забрал Аркадия Манучарова в Москву. Некоторое время Манучарова  держали в Лефортово, потом, когда в дело включились депутаты Верховного Совета СССР ярые националисты Зорий Балаян, Галина Старовойтова и другие. В итоге находящегося под следствием Манучарова освободили через полтора года, когда истек срок ареста, и переправили в Армению, где он был избран депутатом Верховного Совета республики.

«Однако, несмотря на беспрецедентное давление со стороны армянского лобби в «перестроечном» Политбюро ЦК КПСС, дело Манучарова не удалось сразу прикрыть. Верховный суд СССР передал дело на расследование в Верховный суд Белоруссии, который отказался рассмотреть дело и отправил в суд Брестской области. Брестский областной суд вернул дело на доследование, а через некоторое время оно было аннулировано в связи с распадом СССР. Вот такие силы были задействованы против Азербайджана. Манучаров был лидером и спонсором сепаратистов. Конечно, они действовали вкупе с армянскими организациями за границей, ну и КПСС, где на разных должностях работало около 50 армян», - констатировал генпрокурор Азербайджана И.Исмайлов.

Отметим, что генпрокуратура Азербайджана именно на основании поступивших заявлений от граждан возбудила уголовное дела против лидера «Крунка» Аркадия Манучарова, провела обыск в его доме и нашла замурованное в стене огромное количество драгоценностей. В его деятельности директора каменного карьера было обнаружено множество преступлений. Однако в дело вмешалась жена Генерального секретаря ЦК КПСС Раиса Горбачева. Манучарова из тюрьмы города Шуши забрали войска ВВ МВД СССР, для чего им пришлось применить насилие против граждан города. Таким образом при прямом вмешательстве и поддержки горбачевского окружения, вор и преступник А.Манучаров продолжил руководить «национально-освободительным движением».

Вот что про это писал советский журнал «Власть» в материале «Аркадий Манучаров на свободе!»:

«Аркадий Манучаров, 60 лет, директор Сгепанакертского комбината стройматериалов, один из основателей комитета «Крунк». 27 августа 1989 г., находясь в заключении, избран депутатом ВС Армении, на республиканских выборах в Армении 20 мая 1990 г. вновь стал депутатом. Аркадий Манучаров был арестован 28 ноября 1988 г. в Ереване по обвинению во взяточничестве…Протесты и заявления по поводу его заключения делали западные государственные деятели. Судьбой Манучарова был весьма озабочен Андрей Сахаров и многие его коллеги - народные депутаты СССР…По истечении полутора лет со дня ареста исчезли последние легальные основания для содержания его в тюрьме. Верховный суд СССР принял решение об изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде». (Журнал «Власть»(№ 21(21) от 04.06.1990).

«Как только между двумя народами – как в самой НКАО, так и в прилегающих к ней азербайджанских районах - устанавливалось хрупкое перемирие, в дело сразу же вступали «темные силы. Создавалось впечатление, что кто-то извне дирижировал этими процессами», - вспоминает бывший комендант НКАО, заместитель командующего дислоцированными в НКАО внутренними войсками МВД СССР, генерал-майор в отставке Генрих Малюшкин.

«Как по команде в Степанакерте (Ханкенди) и на всей территории НКАО появлялись эмиссары, которые распространяли листовки националистического толка, провоцировали местных армян, на антиазербайджанские выступления…мы скоро установили, что они приезжали с Армении. В результате оперативной работы в Степанакерте мы засекли даже работу подпольной радиостанции, которая дезинформировала население об обстановке в НКАО. - Я вам скажу, что далеко не все хотели отторжения от Азербайджана. Однако армян, которые предпринимали усилия по примирению, подвергали нещадной обструкции, а то и террору. Так было, например, с Григоряном, делегированным общественностью НКАО на встречу с государственными деятелями Азербайджана. В ходе этой встречи было достигнуто соглашение о том, что необходимо найти пути выхода из сложившейся ситуации. По возращении в НКАО Григорян был убит. После этого случая все достигнутые ранее соглашения были немедленно аннулированы», - отмечает Г.Малюшкин.

Становится ясно, что армянские националисты и организации вроде «Крунка» давно и хорошо готовились к разжиганию армяно-азербайджанского конфликта и в этом опирались на внешние силы. Об этом рассказывал британскому журналисту Том де Ваалу один из организаторов сепаратистского движения Игорь Мурадян.

По словам И.Мурадяна, летом 1986 года «карабахцы с помощью дашнаков» получили первую партию легкого стрелкового оружия из-за рубежа. Впоследствии поставки оружия стали осуществляться регулярно, причем «почему-то было много оружия чешского производства». Это оружие шло главным образом в Нагорный Карабах. «Все организации в Карабахе были вооружены. Все местные комсомольцы имели личное оружие». Это удивительное признание свидетельствует, что по крайней мере один армянский активист был уверен, что спор между двумя республиками мог перерасти в вооруженный конфликт. (Том де Ваал http://news.bbc.co.uk/hi/russian/in_depth/newsid_4640000/4640183.stm)

Рассказ И.Мурадяна о том, как он спланировал и организовал современное карабахское движение, показывает, насколько тщательно была выстроена эта кампания, получившая молчаливую поддержку высоких партийных чинов и успешно мобилизовавшая огромные массы людей. Впрочем, его рассказ выявил пугающее белое пятно в осмыслении им - и не только им, но и многими другими армянами - тогдашних событий. «Излагая свое видение ситуации, Мурадян полностью игнорировал позицию Азербайджана и возможную реакцию сорока тысяч азербайджанцев, населявших Нагорный Карабах», - особо отмечает Том де Ваал.

«А как же азербайджанцы? Неужели не было даже попытки проконсультироваться с ними или узнать их мнение? Стоило задать этот вопрос, как взгляд Мурадяна потяжелел: «Хотите знать правду?- спросил он, - Я скажу вам правду. Нас не интересовала судьба этих людей…Их судьба не интересовала нас тогда, и не интересует сейчас». (Том де Ваал, http://news.bbc.co.uk/hi/russian/in_depth/newsid_4640000/4640183.stm).

Лидеры «Крунка» и других националистических организаций приняли активное участие в превращении спровоцированного не без их участия армяно-азербайджанского противостояния в настоящую кровавую войну между народами. Для этого в регион конфликта армянские организации стали переправлять в массовом количестве наемников и оружие из зарубежа.

Газета «Журнал дью диманш», выпускаемая в Париже, от 24 января 1990 года писала: «В последние дни из Ливана в Ереван продолжают прибывать самолеты, с грузом тяжелого вооружения, минометов и автоматов. Разгрузка этих самолетов осуществлялась по ночам под контролем работников армянской таможни. Свободные от всякого покровительства вне республики, они больше всего поддерживают сторону армянских экстремистов. Вот уже несколько лет, как в таможне аэропорта нет ни одного служащего русской национальности. Перевозка этого вооружения, возможно, началась с сентября. С момента возгорания гражданской войны в Нагорном Карабахе, в Ереване и селах, на территории, расположенной между столицей и азербайджанской границей, часто можно встретить группу вооруженных людей, а также страшных, возбужденных молодых парней, готовых на все. Во главе этих групп чаще всего стояли армяне, прибывшие из Бейрута и Дамаска».

Как отмечала французская газета, «сотни ливанских армян, хорошо знающих тактику уличных боев, приехали сюда без визы. Часть из них разместилась в Ереване, а большинство отправилось в путь вокруг приграничных районов Горис (Армения) и Ханлар (Азербайджан). Как и в соседних республиках, Карабахский комитет держал эти формирования в своих руках, ориентируя их против Азербайджана. Только он может предоставить вам вертолет для поездки на восток страны. Этот Карабахский комитет превратился по-настоящему в военизированный комитет».

То есть, по сути дела, в Армению, а оттуда на армяно-азербайджанскую границу и в НКАО в массовом порядке перебрасывались профессиональные террористы, имеющие большой опыт войны и подрывной террористической деятельности. Здесь же вскоре окажутся освобожденные из европейских тюрем профессиональные армянские террористы Вазген Сислиян, Мартирос Жамгочьян, наконец, Монте Мелконян, которые будут принимать самое активное участие в боевых действиях и уничтожении мирного азербайджанского населения в НКАО.

Из официального сообщения, подписанного министром внутренних дел Армении Л.Галстяном от 11 июля 1990 года, становится видно, что в Армении уже действовало множество неофициальных вооруженных группировок, включая «Армянскую национальную армию», «Независимую армию республиканской партии», «Движение Национальный союз», «Давид Сасунский», «Мстители», «Ай Дат» (в переводе с армянского – «Армянский суд») и другие мобильные вооруженные формирования.

Общая численность этих банд составила не менее чем 10 тысяч боевиков, где у каждого отряда была своя униформа, средства связи и транспорт, имелись штабы в Ереване, а для координации их деятельности был создан «военный совет» с участием руководителей Армянской ССР.

Эти бандитские отряды, координируемые из Еревана и со стороны зарубежной армянской диаспоры, совершили сотни терактов на авиа, авто и ж/д транспорте, взрывали школы, жилые здания, учреждения и другие объекты, в результате чего погибли многие сотни мирных азербайджанских граждан. Основной целью было спровоцировать азербайджанскую сторону на ответные действия и тем самым оправдать агрессию против азербайджанских земель.  20 ноября 1991 года в результате теракта, совершенного армянскими террористами, тепловой ракетой был сбит правительственный вертолет «МИ-8» вблизи села Гаракенд Ходжавендского (Мартунинского) района. Тогда погибло 22 человека, экипаж вертолета и пассажиры - выдающиеся деятели государства и правительства Азербайджана, наблюдатели из России и Казахстана, летевшие в НКАО на встречу с руководством карабахских армян с целью достижения мирного разрешения разгоравшегося Карабахского конфликта.

Согласно информации полученной полковником ВС Азербайджана Мамедом Гадировым подрыв азербайджанского правительственного вертолета 20 ноября 1991 года стал первым крупным терактом в НКАО, совершенным группой международного террориста Аво Монте Мелконяна. Для уничтожения азербайджанского правительственного вертолета армянскими наемниками была проведена серьезная тактическая подготовка и использованы тепловые ракеты, доселе неизвестные в регионе. Тем самым армянские террористы и их пособники добились того, что не осталось и шанса на мирное разрешение конфликта, который перерос теперь в открытое военное противостояние между двумя сторонами.

Еще в сентябре 1990 года народные депутаты СССР от Азербайджанской ССР обратились

к сессии Верховного Совета СССР и союзному руководству с призывом наказать руководство Армянской ССР повинное в насильственной депортации азербайджанского населения и разжигании межнационального конфликта. В обращении в частности отмечается:

«Националистические заправилы Армении могут гордиться своим достижением – эта республика после изгнания азербайджанцев стала единственной в СССР с моноэтническим составом населения. Претворен в жизнь вожделенный лозунг «Армения для армян.

Преступные действия против азербайджанского населения Армении должны получить политическую и правовую оценку Верховным Советом СССР. Это тем более необходимо, если учесть, что творимый в Армении произвол привлекает своей безнаказанностью деструктивные силы в других регионах страны.

Мы требуем, чтобы Верховный Совет СССР принял действенные меры по восстановлению справедливости и обеспечению гарантий возвращения азербайджанских беженцев к своим родным очагам в Армении, где они жили веками…Мы требуем создания компетентной следственной комиссии Верховного Совета СССР для расследования фактов агрессии Армении против Азербайджанской ССР и геноцида азербайджанского народа…». (Обращения народных депутатов СССР от Азербайджанской ССР к сессии Верховного Совета СССР, «Бакинский рабочий», 23 сентября 1990 г.).

Можно вспомнить и другие многочисленные обращения к М.Горбачеву и союзному руководству со стороны партийных, общественных и культурных деятелей Азербайджана с требованием принять необходимые меры по пресечению захватнической войны объявленной азербайджанскому народу со стороны мирового армянского терроризма и его внешних пособников.

Фактически армянские организации «Крунк», «Карабах» и другие стали основными инициаторами разжигания армяно-азербайджанского Нагорно-Карабахского конфликта, осуществили сотни терактов в Азербайджане, в том числе в Бакинском метрополитене с целью сделать необратимым конфликт между двумя народами. Не меньшая вина во всех этих процессах лежит на союзном руководстве, в первую очередь Михаиле Горбачеве и его окружении, прекрасно знавших о последствиях заигрывания и поддержки армянского сепаратизма спонсируемого зарубежной диаспорой и внешними политическими силами.