Sumqayıt hadisələri haqqında həqiqətlər ...
Сумгаит Начало распада СССР
Скачать (pdf)
Сумгаит О Сумгаитских событиях из первых УСТ
Скачать (pdf)
"Sovet İmperiyasının gizlinləri – Qriqoryanın işi"

Погромы азербайджанцев в Армении. (1987-1988 гг.)

В начале XIX века, в период предшествовавший вступлению Азербайджанских Ханств в состав Российской империи, азербайджанцы составляли значительную долю населения территории современной Армении, являвшейся тогда частью Иреванского (Эриванского) ханства.

Согласно армянскому историку Джорджу Бурнутяну, в первой четверти XIX века мусульмане составляли 80 % населения Эриванского ханства, остальными 20 % являлись христиане (армяне). (George A. Bournoutian. «Eastern Armenia in the Last Decades of Persian Rule, 1807—1828», Malibu: Undena Publications, 1982, рр. 22, 165).

После присоединения Иреванского ханства к Российской империи в 1828 году многие азербайджанцы массово покинули эту территорию, а на их место прибыли армянские переселенцы из Персии, а затем и Османской Турции. Подобные миграционные процессы в меньших масштабах продолжались до конца XIX века. К 1832 году на территории бывшего Иреванского ханства армяне по численности уже перегнали мусульман.

Согласно Энциклопедии Брокгауза и Ефрона, к началу XX века азербайджанцы населяли «почти всю Русскую Армению». Их численность в Эриванской губернии составляла почти 300 тысяч человек или 37,5 %. Азербайджанцы по численности преобладали в четырёх из семи уездов губернии, включая город Эривань (нынешний Ереван), где они составляли 49 % населения (по сравнению с 48 % армян). Путешественник Луиджи Виллари, посетивший регион в 1905 году, сообщает, что азербайджанское население Эривани в целом было зажиточнее армянского; им принадлежала большая часть земли. («Fire and Sword in the Caucasus by Luigi Villari, London, T. F. Unwin, 1906: p. 267).

В 1905—1906 годах Эриванская губерния явилась ареной стычек между армянами и азербайджанцами (известных у современников как «армяно-татарская резня»).

Напряжённость вновь возросла после распада Российской империи, когда в 1918 году Азербайджан и Армения стали независимыми республиками. Дашнакская Армения приступила к аннексии азербайджанских земель в Зангезуре и Верхнем Карабахе. Началось массовое уничтожение и изгнание мирного азербайджанского населения Армении, с целью заселить здесь армянских переселенцев из Османской Турции. По словам американского историка Ф. Каземзаде, цитирующего армянского историка А. Боряна, дашнакское правительство независимой Армении 1918-1920-х годов, было создано не для управленческих нужд, а для «изгнания мусульманского населения и захвата их собственности». (Firuz Kazemzadeh, PhD, University of Harvard, «The struggle for Transcaucasia, 1917-1921», Philosophycal Library inc., NY, USA: 1951 г., стр. 214-215).

В советское время азербайджанцы, на протяжении многих веков жившие в Армении, планомерно подвергались дискриминации и вытеснению на социальную обочину, что привело к серьёзным изменениям в этнической картине страны. Несмотря на это, азербайджанцам удалось остаться самым многочисленным этническим меньшинством Армении вплоть до Карабахской войны конца XX века. После советизации в Армению вернулось относительно немного азербайджанцев; перепись 1926 года зафиксировала лишь 78 тысяч. К 1939 году их численность возросла до 131 тысяч.

В 1947 году Советом Министров СССР принято постановления «О переселении колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР». В результате чего около 100 тысяч азербайджанцев подверглись переселению «на добровольных началах» (а по сути депортации) в безлюдную Муганскую степь Азербайджана. В течение следующих четырёх лет азербайджанцы депортировались из Армении, уступая места своего проживания прибывавшим из-за рубежа армянским репатриантам. К 1959 году численность азербайджанцев в Армении сократилась почти вдвое и составила 107 тысяч. Затем пошел процесс выживания оставшихся в Армении азербайджанцев из Еревана и крупных городов. В Ереване численность азербайджанцев, некогда составлявших большинство населения, упала в процентном отношении до 0,7 % в 1979 году и 0,1 % - в 1989.

Процесс вытеснения азербайджанцев из Армении проходил в вялой форме, в том числе и течении 60-70-ых гг. XX века, когда закрывались азербайджанские культурные и образовательные учреждения, закрывались газеты на азербайджанском языке, происходил исход образованной части азербайджанского населения и азербайджанской интеллигенции из Армянской ССР.

В результате этих процессов, к 1987 году, подавляющее большинство азербайджанского населения в Армянской ССР стали крестьянами, жившими, в основном, в высокогорных районах республики. По переписи 1979 года азербайджанцы в Армении составляли всего 6,5% населения (тогда как в начале XX века азербайджанцы составляли 40-50% населения).

Полная депортация азербайджанцев из Армянской ССР, связана с началом Карабахского конфликта. В период с 1987 по 1990 год, из Армянской ССР было депортировано около 200 тыс. азербайджанцев, из которых свыше 4 тыс. были изгнаны до сумгаитских событий февраля 1988 года.

Однако за несколько лет до этого, в Армении в день памяти жертв т.н. «геноцида» армян - 24 апреля 1983-го года прозвучал мощный сигнал тревоги, предвестник будущих трагических событий. Дело в том, что начиная с 1965 года по просьбе армянской стороны союзное руководство, одобрило проведение мероприятий в связи с днем «геноцида» армян 24 апреля. С тех пор каждый год проводились митинги-шествия, которые нередко оборачивались беспорядками и выпадами в адрес азербайджанского населения Армении. В этот день, 24 апреля 1983 года, в центре Масисского  (Зангибасарского) района на азербайджанскую свадьбу (во время свадьбы сына Керима и Соны Кафаровых) ворвались армянские экстремисты и учинили бойню. Митингующие армяне Масисского района ворвались в дом невесты и тяжело ранили 4 человек, десятки были ранены. (Сенубер Сараллы, «Геноцид.Аннотация районов. Список погибших и жестоко убитых в Западном Азербайджане в 1987-1992 гг»). После этого, пострадавшие азербайджанцы обращались с многочисленными жалобами, которые не принимались в местных органах. Возмущенные беззаконием пострадавшие были вынуждены обратиться в центральные союзные органы власти. В итоге все равно не было возбуждено уголовного дела над повинными в этом преступлении.

«В тот же день, 24 апреля 1983 года было разгромлено азербайджанское кладбище. Азербайджанцы, в знак протеста этому акту армянского вандализма, собрались на турецкой границе и провели акцию с требованиями перейти на территорию Турции. Только после этого руководство Масисского района Армении распорядилось восстановить кладбище, что было сделано в одну ночь. Между тем  прибывшая на место московская комиссия в своем заключительном акте расценила трагическое событие, которое произошло на почве межнациональной розни, как  конфликт на бытовой почве. Никто не понес должного наказания, и этим был дан старт следующим выпадам жестокого воинствующего национализма». (Габиб Рагимоглу, «Незабвенные имена, незалеченные раны»).

Первые угрозы со стороны армянских националистов в адрес азербайджанцев стали озвучиваться в 1986 году, когда пока что неофициально в некоторых кругах армянской диаспоры зарубежом был поднят «карабахский» вопрос. В том же году и в следующем 1987 году в Азербайджане стали появляться беженцы, в основном из Кафанского и Мегринского районов Армении. В 1986-1987 годах правительство Азербайджанской ССР принимает специальные постановления (правда, не афишируя это в интересах «дружбы народов») об этих беженцах, расселённых в Сумгаите и вокруг него.

Заявление советника главы СССР Михаила Горбачева академика Абела Аганбегяна в 1987 году в Париже газете «Юманите» по поводу его желания «видеть НКАО в составе Армении» было расценено в Армении как согласие М.Горбачева на присоединение Нагорного Карабаха к Армении. Эти разговоры со скоростью молнии распространились в республике, что и положило начало межнациональному конфликту. От этой искры вскоре разгорелся пожар антиазербайджанской истерии по всей Армении.

Согласно британскому журналисту Тому де Ваалу, армянскими экстремистами в ноябре 1987 года были изгнаны азербайджанцы из Кафанского района Армении. Британская BBC также распространила информацию о том, что 25 января 1988 года азербайджанцы изгоняются из Кафанского района Армении.

Со слов очевидцев известно, что трагедия разразилась на юге Армении, в Мегринском и Кафанском районах, в деревнях компактного проживания азербайджанцев. В ноябре 1987 года на железнодорожный вокзал Баку прибыли два товарных вагона с азербайджанцами, вынужденными бежать из Кафана из-за межэтнических столкновений. Очевидцы тех событий, в частности Света Пашаева - овдовевшая бакинская армянка, рассказывала, как она увидела прибывших в Баку беженцев и что она носила им одежду и еду.

В своём интервью журналисту Томасу де Ваалю, второй секретарь Кафанского райкома Арамаис Бабаян не отрицал факт того, что азербайджанцы уезжали из Кафанского района в ноябре 1987 года, но утверждал, что никакого насилия не было, «а азербайджанцы уехали потому, что чего-то испугались».

Как видим изгнание азербайджанцев из Армянской ССР началось задолго до начала Карабахского конфликта и до событий в Сумгаите.

Организатором массового изгнания азербайджанцев с территории Западного Азербайджана был первый секретарь Центрального Комитета (ЦК) Компартии Армении Сурен Арутюнян. Тот самый рядящийся в коммунистическую тогу дашнак, который в 1965 году, в связи с 50-летием «геноцида» армян организовывал студенческие манифестации и беспорядки в Ереване. Таким образом, коммунистическое правительство советской Армении завершило начатую дашнакским правительством в начале XX века этническую чистку азербайджанцев.

Приблизительно 25 января 1988 года в Баку прибыло четыре автобуса с азербайджанскими беженцами из Кафана. Все они были в ужасном состоянии. В основном женщины, дети и старики. Молодых было мало. Многие сильно избиты.

К февралю 1988 года механизм этой кампании по депортации был окончательно отлажен и готов к запуску. Арамаис Бабаян, в то время второй секретарь Кафанского комитета партии, подтвердил, что «как-то ночью в феврале 1988 года две тысячи азербайджанцев действительно покинули Кафанский район, но считает, что причиной этого массового исхода стали «слухи и провокации».

В феврале 1988 года третья карабахская делегация, состоящая из «писателей и художников», прибыла в Москву. Тем временем в Нагорный Карабах доставили около десяти тысяч листовок с призывом начать борьбу «за миацум» (объединение Армении и НКАО). Все дальнейшие события были скоординированы таким образом, чтобы их начало совпало с возвращением из Москвы карабахской делегации. Вот что рассказывает один из основных провокаторов межнационального конфликта, активист карабахского движения Игорь Мурадян:

«В ночь с 12 на 13 февраля эти листовки попали во все без исключения почтовые ящики Степанакерта. Никаких серьезных проблем у нас уже не было. Уже днем 12-го мы поняли, что город наш, потому что милиция, правоохранительные органы, партийные работники, - все пришли к нам и сказали: «Можете на нас положиться». Они информировали нас о намерениях КГБ, о том, кто приезжает из Баку, кто приезжает из Москвы. Мы владели всей информацией, от нас ничего не скрывали».

Как свидетельствует А.Ф.Дашдамиров (в 1988-1991гг секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР), «к 18 февраля 1988 года число азербайджанцев, вынужденных покинуть Армению в результате нагнетания атмосферы страха и насильственных действий, уже перевалило за четыре тысячи человек». (Вестник Аналитики, №3 - 2005).

Вот несколько свидетельств азербайджанских беженцев из Армении, записанных бакинскими журналистами: «С 19 февраля мы не спали ни одной ночи. Азербайджанцы из соседних сел собрались в наш поселок им. Калинина Масисского района для безопасности. А сам поселок под охраной пограничных частей, – рассказал Гусейн Гамбаров из совхоза «Арарат» Масисского района. – Азербайджанскую школу закрыли. По ночам собирались у костра в центре села или поселка по 10–20 мужчин охранять дома. И все-таки не проходит такой ночи, чтобы не был подожжен какой-нибудь дом. Старики, женщины, дети ложатся одетыми, даже в обуви. Чтобы можно было вскочить и бежать». (Вестник Аналитики, №3 - 2005).

«В нашем селе Арташат Масисского района подожгли три дома – У. Абдуллаева, А. Садыгова и Низами, – сообщает колхозник Гумбат Аббасов. – С 19 февраля нас не пускают на базары, выращенное нашим трудом пропадает. С 19 февраля вы не найдете ни одной азербайджанской фамилии в записях больниц, поликлиник, медпунктов Армении. Хотя живет там 200 тысяч азербайджанцев. Нам не продают хлеба и продуктов. Не допускают в городской транспорт. С 19 февраля начались массовые беспричинные увольнения азербайджанцев. Нам плевали в лицо в самом прямом смысле слова и кричали: «Турки, вон, вон с армянской земли!». (Вестник Аналитики, №3 - 2005).

Российский писатель, публицист Александр Проханов, не раз бывавший, как репортёр в зоне разгоравшегося армяно-азербайджанского конфликта, отмечает, что с конца 1987 года из армянского города Кафан стали изгоняться азербайджанцы. «Люди там испокон веков жили вместе, однако азербайджанцев стали изгонять из этих мест. Армяне стали инициаторами длящегося по сей день кровавого конфликта. Изгонявшиеся с Кафана азербайджанцы через горные перевалы потянулись в Азербайджан. И это зимой! В пути гибли дети, женщины, старики. Кафанский переход отразился болью и ненавистью во всем азербайджанском народе. Изгнанные из Кафана азербайджанцы прибыли в Сумгаит, где впоследствии произошли всем известные сумгаитские события», - вспоминает А.Проханов.

Второй секретарь (1983-1988 г.г.) ЦК Компартии Азербайджанской ССР Василий Коновалов также констатирует, что зимой 1987 года в Азербайджан начали прибывать беженцы-азербайджанцы из Кафанского, Масисского и Мегринского районов Армянской ССР. «Их изгоняли армяне. Люди хватали первые попавшиеся на глаза вещи и бежали на территорию Азербайджанской ССР. Я встречался с ними, до сих пор помню их вопросы, так и оставшиеся безответными: «Почему Москва и Баку не защитили нас от армянского экстремизма?», - вспоминает В.Коновалов.

«Беженцев с Армении расселяли в основном в Сумгаите. Люди были раздетые, без крыши над головой. Плюс к этому ежедневно приходили все новые и новые сообщения о том, что с Армении и Нагорного Карабаха армяне изгоняют азербайджанцев. В конце концов, все это вылилось в сумгаитские события февраля 1988 года», - резюмирует В.Коновалов.

«Армянская сторона оказалась лучше готова к противостоянию и войне. Армяне действовали решительнее, быстрее, беспощаднее, им помогала уверенность в своей правоте, внушенная «историками». Они очень рано, с лета 1987 года стали настраивать себя на силовые действия. Культурное общество «Крунк» («Журавль»), как уверяют многие, было прикрытием тайной организации КРУНК (Комитет революционного управления Нагорного Карабаха). Азербайджанская реакция первое время была реакцией растерянной, застигнутой врасплох стороны», - отмечает член Союза литераторов России, Союза журналистов России Александр Севастьянов.

Начальник штаба Гражданской обороны (1985-1991 гг.) Гянджи полковник Огтай Гаджиев вспоминает: «У меня был шофер-армянин Герасим Бабаян, он жил в поселке Воровского в Баку. Герасим рассказал мне, что переезжает из Баку в Ереван, где он уже приобрел дом. Причем, его родители категорически отказывались покидать Баку и переселяться в Ереван. Я ему и говорю, зачем же тебе переезжать, если твои родители остаются тут. И вот что он рассказал мне: «Товарищ полковник, после того, что я увидел в Армении, как там обращаются с азербайджанцами, мы не сможем тут жить нормально. На телах азербайджанцев прижигают сигареты, с женщин срывают нижнее белье. Когда эти азербайджанцы приедут сюда, нам тут жить станет уже невозможно. Только вы это никому не говорите, иначе меня убьют».

Вышеприведенные многочисленные факты и свидетельства доказывают, что изгнание азербайджанцев из Армении носило не спонтанный, а координированный характер. Имеются все основания утверждать, что действия «хулиганов» контролировались властями Армении, которые решили воспользоваться сложившейся ситуацией, и полностью изгнать из Армении азербайджанское население.

В 1988 году на одном из митингов в Ереване активист комитета «Карабах» Рафаэль Казарян (ныне - академик АН Армении) открыто призвал: «с помощью отрядов, которые были созданы заранее, всячески обеспечить эмиграцию. Впервые за эти десятилетия нам предоставлена уникальная возможность очистить Армению от этих турок. Я считаю это самым большим достижением нашей борьбы за эти десять месяцев». («Армения: двадцать месяцев борьбы. Сборник документов». Самиздат АОД. Ереван, 1989, с.15).  

В результате проведения последних этнических чисток в 1988 году в Армянской ССР, была проведена в жизнь последняя фаза моноэтнизации республики. В итоге, армянское населения достигло 98-99 % всего населения Армении. Ответственность за эти события была возложена на армянских националистов вместе с руководством республики, о чем даже было сказано в принятом Политбюро ЦК КПСС постановлении. Однако постановления союзного руководства преспокойно игнорировались властями Армянской ССР. Особо следует отметить, что Михаил Горбачев и его окружение были прекрасно осведомлены о том, какой беспредел и насилие творились в Армении.

Достаточно вспомнить преинтересный диалог имевший место на глазах всего Союза между Михаилом Горбачевым и академиком АН Армянской республики ректором Ереванского государственного университета С.А.Амбарцумяном.

На заседании Президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года, посвященном ситуации вокруг НКАО Азербайджанской ССР генеральный секретарь ЦК КПСС М. Горбачёв вопрошал у С. Амбарцумяна:

М.С.Горбачев: «Скажите, в начале века, сколько в Ереване составляло азербайджанское население?».

С.А.Амбарцумян: «В начале века, в Ереване?».

М.С.Горбачев: «Да».

С.А.Амбарцумян: «Затрудняюсь сказать».

М.С.Горбачев: «Вы обязаны знать. Я вам напомню – 43 процента азербайджанцев было в Ереване в начале века. Сейчас какой процент азербайджанцев?».

С.А.Амбарцумян: «Сейчас очень мало. Наверное, один процент».

М.С.Горбачев: «И я при этом не хочу обвинять армян, что они выжили оттуда азербайджанцев. Видимо, какие-то шли процессы, в которых вообще надо разобраться».

(Материалы заседания Президиума Верховного Совета СССР, опубликованные в газете «Правда» от 19 июля 1988 года).

Интересная фраза Михаила Горбачёва о том, что в Армении «шли какие-то процессы, в которых вообще надо разобраться», ясно подтверждает то, что он знал о насильственных депортациях в результате которых, азербайджанцы, составлявшие значительную часть населения Армянской ССР, были полностью изгнаны.

Согласно отчету Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев, азербайджанское население, являющееся самым большим этническим меньшинством в Армении до 1988 года, «было изгнано из республики при участии местных властей». (стр.33-35 ).

Изменения демографического характера сопровождались тотальным переименованием населённых пунктов и топонимов на территории Армянской ССР. В общей сложности за период с 1924 по 1988 года было переименовано около 1000 топонимов Армянской ССР. Подобные изменения топонимов и названий населённых пунктов продолжились и в постсоветский период. Последним этапом стало переименование оставшихся на территории республики тюркских топонимов. По словам начальника Госкомитета кадастра недвижимости Армении Манука Варданяна, в 2006 году переименованы еще 57 населенных пунктов. В 2007 году переименован еще 21 населенный пункт республики. Этот процесс занял много времени в связи с тем, что имелись проблемы с выбором нового названия.

Подведя итоги можно констатировать, что начавшийся в 1987 году в Армении процесс насильственного изгнания азербайджанцев был осознанным шагом армянских националистов в руководстве страны и зарубежной диаспоры. При этом руководство Армянской ССР было уверено, что первые лица СССР – Михаил Горбачев и его окружение не будут препятствовать этому «плану», иначе армянские националисты не осмелились бы так нагло и открыто уничтожать, изгонять азербайджанское население Армении.

Этим хладнокровным националистам было совершенно безразлично, что тем самым они ставят под угрозу армянское население Азербайджана, даже наоборот – одной из целей депортации азербайджанцев из Армении было именно стремление столкнуть их с армянским населением Азербайджана. А затем, по ставшему уже для лидеров армянского национализма «классическим» методом: пострадавшие армяне были использованы в пропагандистских целях, как очередных жертв «вечно многострадального народа».